Главное

Объявления

Полезные ссылки

Oсетия Times, 19.11.2015 18:23

В Издательско-полиграфическом центре СОИГСИ им. В. И. Абаева вышла книга И. Т. Марзоева и Н. О. Малкаровой «Осетины в Америке и Канаде». 

В отличие от сравнительно хорошо исследованного процесса так называемого мухаджирства осетин в Османскую Турцию, глубоких исследований, посвященных осетинской эмиграции в США и Канаду на рубеже ХIХ - ХХ веков, в отечественной науке до сих пор не было. Между тем, как утверждают авторы вышедшей в свет книги, уроженцы Северной Осетии приняли массовое участие в эмиграции из Российской империи в США и Канаду с конца ХIХ века до начала Первой мировой войны. 

Книга уникальна еще и тем, что в ее создании помимо авторов – Ислам-Бека МАРЗОЕВА, доктора исторических наук, старшего научного сотрудника отдела этнологии СОИГСИ им. В. И. Абаева, председателя Северо-Осетинского историко-родословного общества, члена совета Российской генеалогической федерации, и Натэллы МАЛКАРОВОЙ, заведующей специализированной научной библиотекой Северо-Осетинского художественного музея имени М. С. Туганова, принимали участие родственники переселенцев, предоставившие ценный биографический, документальный и фотоматериал.

О том, как приоткрывалась завеса тайны над еще одной – американо-канадской – страницей осетинской истории, рассказал Ислам-Бек Марзоев.

– Как возникла идея книги?

– Интерес к теме эмиграции осетин на Запад возник давно. Но объективно существовал дефицит информации. Мы приступили к работе с архивными источниками в начале 2014 года и одновременно разместили объявление в газете, на которое откликнулись огромное число жителей республики. К нам поступило гораздо больше материала, чем ожидалось: уникальные документы, письма и фотографии. В результате удалось издать книгу в течение года. Документально работа построена также на материалах канадского консульства. После революции большевики уволили штат консульства, однако, оценив профессионализм русских, канадцы перевели для работы в Посольстве России в Канаде нескольких сотрудников, которым удалось собрать богатейший архив, в том числе – о кавказских переселенцах: паспорта, свидетельства о рождении и заключении брака, родословные и т. д. Многое из имеющейся информации не вошло в книгу, поэтому уже сейчас можно утверждать, что нам предстоит переиздание. 

– Что больше всего удивило в процессе работы над книгой?

– Мы никак не ожидали столкнуться с такой массовостью: перед Первой мировой войной покинули Осетию 4,5 тысячи, а к революции – уже 6–7 тысяч человек! По типу это была исключительно экономическая или трудовая эмиграция, в отличие от эмиграции в Османскую Турцию осетин, черкесов и других северокавказских народов, которая происходила преимущественно по идеологическим, политическим и религиозным причинам. Как это ни банально звучит, целью переселенцев в США и Канаду было обогащение с последующим возвращением на родину для решения вполне утилитарных задач – женитьбы, строительства дома и т.д. Уезжали в основном мужчины – и в одиночку, и с братьями – в возрасте от 15 до 50 лет и старше. Женщина нам встретилась только одна – Лезинка Тавасиева, однако о ее дальнейшей судьбе неизвестно. Уезжали и мусульмане, и христиане. Это были выходцы из всех 4 осетинских обществ: Алагирского, Тагаурского, Куртатинского, Дигорского. Отходничество осуществлялось через европейские порты, Средиземное и Балтийское моря, через Маньчжурию, Владивосток. Можно сказать, что по пути осетины-переселенцы повидали мир.

– Сбылась ли «американская мечта» переселенцев-осетин?

– Конечно, были те, кто преуспел в материальном смысле. Уезжали нуждающиеся, у многих из них не было образования. Однако осетины не растерялись и не потерялись в Новом Свете. По мемуарам видно, что многие стали учиться, получали и высшее образование, и рабочие специальности: автослесаря, дорожника, строителя, инженера. По российским законам отходничество могло длиться не более 5 лет. Многие вынуждены были вернуться на родину, так как оставались военнообязанными, а многие из тех, кто остался, погибли в годы Первой мировой войны, служа в американской армии. Те, кто возвращался из патриотических соображений, можно сказать, везли домой все блага цивилизации: от украшений до сельскохозяйственной техники. Однако судьба сыграла с некоторыми злую шутку. Есть свидетельства, что в годы раскулачивания по наветам соседей заокеанские приобретения возвращенцев экспроприировались, а сами они подвергались гонениям. 

– Как наши земляки вписались в американские и канадские реалии?

– Глядя на фото «до и после», удивляешься: осетины из горных селений, одетые в европейские костюмы, преображались радикально, их нельзя было отличить от местного превалирующего типа. Они очень быстро адаптировались к капиталистическому обществу, но сохраняли традиции, старались писать на родном языке. Конечно, им приходилось изменять имена и фамилии: Бимболат становился Биллом… Можно утверждать, что, в отличие от турецких осетин, американские и канадские не образовали диаспору и ассимилировались. Однако осетины и в Америке оставались осетинами, продолжая следовать моральным принципам своего народа. Так, доминантными оставались взаимопомощь и взаимовыручка: к примеру, похороны в общине переселенцев были многолюдными и церемониальными. Одиноким пожилым представителям общины оказывалась поддержка. Переселенцы оседали в основном в крупных промышленных городах – Нью-Йорке, Ванкувере, Монреале. Они вели активную общественно-политическую жизнь, в то время когда набирала обороты большевистская деятельность, почти все вступали в Компартию и даже добивались руководящих постов, регулярно перечисляли деньги в фонд поддержки советской власти ОСОАВИАХИМ, создавали коммунистические ячейки. 

Б. БИРАГОВА.

Oсетия Times