Главное

Объявления

Полезные ссылки

В Ново-Огареве состоялась встреча президента России Владимира Путина и главы Северной Осетии Таймураза Мамсурова. Речь шла об основных результатах социально-экономического развития региона.

 

Т.Мамсуров в целом охарактеризовал 2014 год как «тяжелый» для республики, отметив как сильные, так и слабые позиции социально-экономического развития. В частности, дотационность бюджета по сравнению с 2013 годом снижена с 56 до 53 процентов (для сравнения, в 2013 году уровень дотационности Республики Ингушетия составил 85 процентов, Чеченской Республики – 84). Наметился рост инвестиционной активности, в 2014 году в докладе на Всемирном экономическом форуме в Давосе Северная Осетия была отмечена как одна из самых благоприятных для ведения бизнеса российских регионов, однако то, что инвесторы еще «не хлынули» в республику, является, по мнению главы, следствием негативного имиджевого фона вокруг Кавказа в целом. В условиях «санкционной войны» республике удалось добиться импортозамещения по мясу птицы, прудной рыбе, кукурузе и картофелю, активно ведется работа по возрождению научного семеноводства с использованием инновационных методик молодых ученых, этот проект уже получил поддержку Министерства сельского хозяйства РФ. Выполняются «майские указы»: строятся детские сады, спортивные объекты, реализуется программа «Доступное и комфортное жилье».

Несмотря на то, что встреча была посвящена экономической ситуации в РСО-А, эксперты восприняли ее как анонсирование третьего срока Таймураза Мамсурова, полномочия которого истекают в июне этого года.

Отдел социально-политических исследований СОИГСИ им. В.И. Абаева продолжает серию аналитических интервью с политологами.

Бэла Бирагова, кандидат политических наук, научный сотрудник СОИГСИ, член Российской ассоциации политической науки, заместитель председателя Молодежного парламента РСО-А:

– Действительно, доброжелательный тон беседы позволил многим журналистам и экспертам сделать вывод, что вопрос о третьем сроке решен. Общественное мнение в республике уже давно сотрясают различные слухи, версии и виртуальные кастинги потенциальных кандидатов на пост главы. При этом интригу подогревают многочисленные, зачастую противоречащие друг другу, рейтинги «влияния» или «эффективности» губернаторов. Мы уже обсуждали ранее рейтинг одного из «околокремлевских» центров, эксперты которого стабильно вменяют главе РСО-А низкую эффективность (в прилагаемых к рейтингу списках экспертов, как правило, фамилии ученых, экономистов, политологов, журналистов из абсолютно разных регионов, которые, как мы понимаем, вовсе не обязаны иметь непосредственное впечатление об анализируемом регионе и его руководителе и вполне могут ограничиваться информацией о нем в Интернете).

Получается, что эффективность лидеров, срок полномочий которых исчисляется всего лишь несколькими месяцами, к тому же в субъектах, где понятие КТО уже стало неотъемлемой частью общественно-политической ситуации, в разы выше, чем у лидера Северной Осетии, где даже попытки перевести бытовые конфликты в межнациональную и межрелигиозную вражду обнуляются уже на фазе назревания (вспомним недавнее перекрытие трассы «Кавказ» жителями поселка Новый). Эффективность лидеров отдельных субъектов с дотационностью выше 70 процентов «перескочила» даже эффективность мэра Москвы… Можно приводить и другие примеры таких «нестыковок», однако маховик психологического воздействия рейтинга на массовое сознание уже запущен.

Необходимо понимать, что эффективность государственного управления – понятие многогранное и к нему нужно подходить дифференцированно. То есть вы можете быть недостаточно эффективны в сфере экономики, но эффективны в сфере политического управления, и это не означает, что вы неэффективны в целом.

И сводить эффективность политического лидера к активности в «Инстаграме» и «Твиттере» – просто непрофессионально. Посмотрим официальные аккаунты губернаторов во всех популярных социальных сетях. Преподаватели русского языка наверняка испытывают благоговейный восторг! Все запятые расставлены как надо, орфография, стилистика. Получается, один политический лидер признан эффективнее другого только лишь потому, что кто-то активнее работает на его имидж или же он не пожалел ресурсов для привлечения профессиональных копирайтеров, что также широко практикуется.

Напомним, что сам Т. Мамсуров неоднократно заявлял об отсутствии у него инициативных намерений по поводу третьего срока. Однако, на мой взгляд, первый сигнал о третьем сроке был сделан уже во время встречи полномочного представителя Президента РФ в СКФО С. Меликова с журналистами в Пятигорске в октябре, а затем «закреплен» и на встрече с общественностью во Владикавказе в ноябре, где он назвал Т. Мамсурова авторитетным, спокойным, вдумчивым политиком федерального уровня. А это слова, как однажды выразился сам Сергей Алимович, «на минуточку, полномочного представителя Президента».

«Правление» Мамсурова оценивают по-разному. Я бы его охарактеризовала цитатой самого Таймураза Дзамбековича, «из раннего»: «Без скачков, рывков и популистских обещаний». И эта тактика, которой он придерживался два срока, может сыграть свою роль: стабильность, особенно в непростые для нашего государства времена, также является важным признаком эффективности управления. К тому же, следует учитывать, что в нашей стране только один человек принимает окончательное решение, чью кандидатуру представить на рассмотрение законодательному органу субъекта в качестве претендента на должность Главы.